Навигация по сайту
наверх

Новости
Противоречивая новелла

25.02.2021  16:11

Противоречивая новелла
Вопрос участия в процессе определяется процессуальным законодательством, а не законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре
С Днем защитника Отечества!

23.02.2021  07:35

С Днем защитника Отечества!
Поздравление президента ФПА РФ Юрия Пилипенко
Всего наилучшего Вам, мэтр!

20.02.2021  10:09

Всего наилучшего Вам, мэтр!
20 февраля отмечает 90-летний юбилей выдающийся адвокат, мэтр российской адвокатуры Генрих Павлович Падва

Больше новостей

Частный случай или системный кризис?

О чем свидетельствуют грубые нарушения прав адвокатов

Москва 15.01.2021 23:12
0 846

Частный случай или системный кризис?

15 января в онлайн-формате состоялась конференция на тему «Знаковые нарушения профессиональных прав адвокатов как угроза принципу верховенства закона», организованная Федеральным союзом адвокатов России (ФСАР) и Союзом молодых адвокатов России (СМАР) при поддержке Федеральной палаты адвокатов РФ. В работе конференции приняли участие более 300 адвокатов, ученых-юристов и преподавателей ведущих вузов страны.

Открыл конференцию вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ, первый вице-президент ФСАР Михаил Толчеев. «Сегодня, говоря об эволюции системы правосудия в стране, мы отмечаем признаки определенного системного кризиса в понимании основ. Центральным здесь является принцип законности, он определяет конечную цель деятельности всех подсистем правосудия и порядок их работы, включая адвокатуру, следствие. Обществу нужны действенные инструменты борьбы с преступностью, но это не должно подменять сущность правосудия. Следственные органы все равно должны оставаться инструментом в руках обвинения. Обвинение, защита и суд – это три элемента правосудия, которые, взаимодействуя по определенным законом правилам, должны обеспечить его надлежащую реализацию. Но только в том случае, если главным для нас всех является закон, его универсальность, неподверженность каким-то идеям целесообразности», – заметил он.

По словам Михаила Толчеева, прокуратура – один из элементов правосудия, которому должен служить такой инструмент, как следствие, во многом утратила свою функцию и сама служит в определенном смысле «следственной машине», не принимает определяющих решений, зачастую ставя следствие главнее себя.

«Судебный контроль за предварительным расследованием в значительной мере превратился в фикцию. Помню то время, когда мы приветствовали ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса РФ. Сегодня же видно, что она не выполнила возложенных на нее чаяний. Зачастую суд формально подходит к вопросам об избрании меры пресечения, состязательность подменяется подтверждением версии следствия, – отметил вице-президент ФПА РФ. – В последние годы наблюдается еще одна ужасающая тенденция – последовательное желание превратить защиту в декоративную функцию. На мой взгляд, способы противостоять этому – гласность и транспарентность осуществления правосудия. Благо, мы имеем для этого все средства».

Центральный предмет обсуждения

Михаил Толчеев обратил внимание на то, что дело Дианы Ципиновой является центральным прецедентом в рамках конференции, поскольку отражает важные тенденции. «Кружевом формальных обоснований и объяснений для нас пытаются подменить то, что очевидно для любого разумного наблюдателя. Поражает общая нетребовательность системы к обоснованию приостановления действий конституционных норм и гарантий. Говоря о законности действий участников конфликта в Кабардино-Балкарии, многие забывают, что есть еще первое видео, где адвокаты за два часа до центрального инцидента пытаются попасть в отдел полиции, а их не пускают. Начальник полиции в своих показаниях говорит, что да, мы видели их на мониторах. У нас есть Конституция, которая свидетельствует о том, что каждому гарантированно право на защиту, есть УПК, согласно которому с момента фактического лишения свободы к гражданину должен быть допущен адвокат, а дверь закрыта, – подчеркнул вице-президент ФПА РФ. – Необходимо понимать, что здание полицейского участка – это не собственность сотрудников полиции, а государством выделенное место, где все мы осуществляем свои профессиональные обязанности, и адвокаты имеют равное законное право там находиться. В досмотровую зону отдела полиции имеет право зайти любой человек и, прежде всего, адвокат. И если есть законные основания не пускать этого человека, вы запишите, сообщите причины недопуска – и все будет нормально. А мы будем обжаловать. В противном случае, получается, что право есть, а дверь закрыта».

Как отметил Михаил Толчеев, и следствие, и правосудие – такие способы организации социальных систем, как управляемый конфликт, столкновение различных точек зрения по установленным законом правилам. Весь вопрос в том, кто из участников ситуации не следовал этим правилам. По чьей вине этот конфликт перешел в плоскость физического насилия. И дальше – вопросы разумности. Говорят, что адвокатов не пустили в отдел полиции, потому что у них не было масок и ордеров. Однако в ходе следствия выясняется, что маски и ордера были, более того, суд признает необоснованными эти претензии. Тогда обвинение меняют, оказывается, не пустили, потому что не установили личность задержанного. «Простите, когда нам врали – раньше или теперь? Очевидно, что это способ подогнать основание под свои поступки, выставить их обоснованными. И какое доверие может быть к правоохранителям, которые лгут?» – резюмировал спикер. Он подчеркнул, что соблюдение закона и конституционных гарантий критически важно для системы. Необходимо исходить из презумпции вины сотрудников, принявших решение о приостановлении действия конституционного права, которая опровергается только очень убедительными, находящимися вне разумного сомнения доводами. Адвокат, которого должны допустить с первой минуты задержания, – это представитель правосудия на предварительном следствии, он гарантирует, что там все осуществляется надлежащим образом. Без него любая стальная цепь решений по делу получает соломенное звено, которое ставит итоговый акт, приговор под сомнение.

«Убежден, что в этом ярком примере мы имеем дело с отражением определенного системного кризиса, когда подмена закона целесообразностью решением задач следствия и обоснование таких действий постфактум путем перебора возможных доводов символизирует о деградации системы и ее превращении в репрессивную машину, только использующую декорации соответствия принципам справедливого правосудия», – заключил вице-президент ФПА РФ.

* * *

Выступление пострадавшей

Адвокат АП Кабардино-Балкарской Республики Диана Ципинова выразила благодарность всем неравнодушным, которые откликнулись на зов о помощи, следят за происходящим, принимают необходимые действия по защите ее и всего сообщества в целом.

Отдельные слова благодарности Диана Ципинова адресовала руководству Федеральной палаты адвокатов РФ. «Если бы не Вы, боюсь даже представить, чтобы происходило бы со мной и моей семьей», – сказала она.

Адвокат поблагодарила экспертов, которые непосредственно занимаются ее делом, ученых, профессоров, психологов, медицинских работников, а также всех, кто неравнодушен к данной ситуации.

«Особенно хочу сказать спасибо мэтрам адвокатуры, которые не просто защищают меня, оказывают содействие, но они поверили мне в этой ситуации. Чтобы увидеть и понять, что конкретно руководило мной и моими коллегами в ту ночь, надо обладать глубокими познаниями психоанализа и в целом просто огромной степенью человечности и гуманности. Спасибо Вам огромное», – повторила Диана Ципинова.

* * *

Дальше молчать нельзя

Первый вице-президент ФПА РФ, президент АП г. Санкт-Петербурга Евгений Семеняко отметил, что рассматриваемую тему можно обсуждать на уровне частных случаев, однако она касается как каждого адвоката в отдельности, так и адвокатской профессии в целом, реализации адвокатами конституционных прав. «Любые ущемления верховенства права и любые отступления от конституционных принципиальных положений, от самого Права являются прямым сворачиванием того, что мы называем правом на защиту. В данном случае жертвами становятся прежде всего наши доверители, сограждане, – уточнил он. – Сегодня мы видим, что страна может превратиться в большой полицейский участок. В этом случае важен голос адвокатуры как представителя гражданского общества. Конечно, хотелось бы, чтобы не молчал Конституционный Суд, чтобы мы имели дело с совершенно иным правосудием, но что есть, то есть».

«Сам факт, что мы вынесли на обсуждение именно такую тему, свидетельствует о нашем осознании, что значит – в какой-то степени соглашаться, мириться с тем, что при нас происходит то, что происходит. На беззаконие наше профессиональное сообщество не может не реагировать», – подчеркнул Евгений Семеняко.

* * *

Заключение эксперта

Врач, судебно-медицинский эксперт, доцент кафедры ФГАО УВО «Российский национальный исследовательский медицинский университет имени Н.И. Пирогова», кандидат медицинских наук Эдуард Туманов сообщил, что ознакомился не только с видеоматериалами по делу Дианы Ципиновой, но и с медицинскими документами, где описывалась сущность причиненного адвокату вреда.

Позиция обвинения, продолжил эксперт, строится на том, что если у Ципиновой есть повреждения, то они не нанесли вред здоровью или повлекли легкий вред и могли возникнуть в результате ее личных неосторожных действий. То есть она могла сама споткнуться и упасть, в результате чего получить все причиненные повреждения. И на этом же практически базируются показания судебно-медицинской экспертизы, проведенной следствием.

Как заметил Эдуард Туманов, формирование повреждений на теле человека не может произойти каким-то вычурным фантастическим способом. Есть законы биомеханики, физики и анатомии, которые объясняют, в каких случаях может случиться та или иная травма, а в каких это невозможно. Так, при падении невозможно получить такие повреждения, которые имелись у Ципиновой, – повреждение сухожилия большого пальца кисти, травму локтевого разгибателя запястья кисти. Травма сопровождалась отрывом фрагмента лучевой кости. Эти повреждения однозначно причиняют вред здоровью средней тяжести, поскольку срок лечения превышает три недели, в среднем на восстановление необходимо от полутора до двух месяцев. Поэтому версия, что все повреждения у Ципиновой возникли, когда она оступилась, при однократном падении, в данном случае не состоятельны, уточнил эксперт.

Что касается зафиксированных у Дианы Ципиновой ушибе плечевого сустава, кровоподтеков верхних конечностей, молочной железы, паховых складок, ссадины правой конечности, то Эдуард Туманов пояснил, что такая различная локализация повреждений исключает возможность их образования при однократном падении. «Мы видели кадры видеосъемки, когда Ципинову с размаху бьют спиной о рамочный детектор, который установлен на входе в полицейский участок. Причем удар настолько сильный, что начинает падать сама рамка этого детектора. Повреждения, которые на спине, полностью соответствуют указанным условиям», – сказал он.

Эксперт также пояснил, что наличие повреждений как на задней поверхности тела, так и на передней свидетельствует о том, что наносились неоднократные удары твердым тупым предметом с ограниченной травмирующей поверхностью, которые в том числе могут быть частями тела человека – кулаками, нижними конечностями. Борозды красного цвета в области кистей рук – это результат захвата за запястье предметом, который сдавливал или стягивал кожу в этой области конечности. Это могут быть наручники, а также сильные мужские кисти рук.

«Анализ видеоряда, который был представлен мне как судебно-медицинскому эксперту для оценки ситуационной экспертизы, полностью подтверждает, что формирование данных повреждений Ципиновой возможно в представленных условиях. У нее объективно были повреждения, которые адвокат не могла причинить себе самостоятельно и которые не могли образоваться даже при неоднократном падении», – заключил эксперт. Что касается второго заключения по травме Тимура Нагоева, то повреждения, которых нет, отмечаются в выводах, якобы они возникли в условиях, указанных в обстоятельствах дела.

* * *

Психологический анализ

Доктор психологических наук, профессор кафедры социальной психологии Московского государственного областного университета Ольга Овсянник проанализировала психологическое состояние Дианы Ципиновой. На видеозаписи видно, что адвокат вела себя несколько вызывающе для первой встречи, но при этом она пыталась говорить с позиции взрослого. Состояние определенного аффекта, вызванного совершаемыми в отношении нее действиями, ее эмоциональное состояние, мешало ей полностью контролировать себя и оставаться спокойной. В самом начале адвокат показывает удостоверение, представляется, что, может быть, это было несколько агрессивно и быстро, но она вела себя правильно и никаких поводов к провокации на то, что происходило далее, с ее стороны не было. Когда ее выталкивают, она сопротивляется и несколько ошарашена. И только потом, когда к ней применяют физическое насилие, она переходит в состояние защиты.

Эксперт отметила, что агрессия со стороны сотрудников полиции в принципе была контролируемой. В данном случае сотрудники полиции являлись инициаторами конфликта. Видно, что адвокаты-женщины настаивали на своей позиции, но не переходили на личность, может, и не совсем спокойно, но отставали свои права. Тогда как полицейские, это было видно, готовились к встрече.

Говоря о нарушении личных границ, Ольга Овсянник заметила, что в данном случае мужчины трогают женское тело, а Ципинова себя защищает, поскольку на подсознательном уровне женщиной это часто воспринимается как сексуальная угроза и она хочет вырваться. По словам эксперта, поведение Дианы не было угрожающим. Более того, сотрудники полиции все контролировали. Когда захотел руководитель, все это тут же прекратилось. То есть для сотрудников полиции это была своего рода игра. А пострадавшая сторона была явно выбранной жертвой.

Эдуард Туманов добавил, что повреждения причиняли боль Диане Ципиновой, и это дополнительный стрессовый фактор, который, безусловно, дезориентировал Ципинову, искажал ее истинное поведение, как и любого человека в подобной ситуации.

* * *

Слово защитнику

Советник ФПА РФ Нвер Гаспарян, защитник Дианы Ципиновой, заявил, что значимость рассматриваемого дела для адвокатского сообщества, для гражданского общества прежде всего в его беспрецедентности. «Мы ранее неоднократно сталкивались с различными аномалиями со стороны сотрудников полиции, когда адвокатов не пускают в правоохранительные органы на проведение оперативных мероприятий либо следственных действий. Адвокаты в таком случае разворачивались и уходили, писали жалобы, отстаивали свои права с разной степенью эффективности. Но то, что произошло с Дианой Ципиновой, выходит из общего ряда, поскольку она явилась в этот отдел осуществлять свои профессиональные полномочия совершенно законно, а в ответ на это ее и других коллег буквально вышвырнули из отдела полиции УМВД по Урванскому району, причинив многочисленные телесные повреждения», – резюмировал он.

«В одном из постановлений следователь указал, что сотрудники тактично оттеснили адвокатов, но забыл дополнить, что настолько тактично, что были причинены средней тяжести вред здоровью и побои. И это было причинено женщинам, которые прибыли осуществлять свои профессиональные обязанности. Они ведь не пришли штурмовать отдел полиции, совершать какие-либо противоправные действия. Иных версий в данном случае быть не может, – заметил Нвер Гаспарян. – Такая ситуация не может не беспокоить, поскольку каждый адвокат, который видел видеозапись происходящего, понимает, что на месте Ципиновой может оказаться и он. И вместо того, чтобы возбудить уголовное дело в отношении сотрудников полиции, что совершенно очевидно, поскольку они вышвыривали наших коллег безосновательно, не имея никаких законных мотивов, дело странным образом было возбуждено в отношении Ципиновой и в течение семи с половиной месяцев находится в производстве различных следователей».

Расследующие это дело сотрудники СК, по словам Нвера Гаспаряна, просто перепутали потерпевших с обвиняемыми, но все попытки защиты раскрыть истину и показать, что это ошибка и она преднамеренная, к сожалению, не приводят ни к каким положительным результатам. Результатом предварительного расследования является ряд постановлений о привлечении в качестве обвиняемого, которые напоминают тришкин кафтан, когда сотрудники СК, имея явные пробелы в обвинении, пытаются залатать их, отрывая другие куски этого обвинения, и в итоге у них ничего не получается. Сотрудники полиции, судя по видеозаписи, не объясняли внятных причин недопуска адвокатов в отдел полиции. Самое интересное, что следствие постфактум, задним числом пытается придумать основание для недопуска. После того, как протокол об административном нарушении Верховным судом КБР был признан недопустимым доказательством и административное дело в отношении Ципиновой было прекращено, сотрудники СК стали оперативно менять обвинение, говоря о том, что адвокат была не вправе производить видеосъемку со своего мобильного телефона и что, якобы находясь у входа в отдел полиции, она снимала какие-то секретные сведения, не ссылаясь при этом на конкретные нормы закона, которые нарушала. Когда сторона защиты представила обоснованное возражение на это, следствие выдвинуло новый тезис. Он заключается в том, что адвокаты были не вправе находиться в отделе полиции по той причине, что на момент их прихода личность задержанного адвоката еще не была установлена, хотя прошло несколько часов с его задержания и составлен ряд протоколов, где есть сведения о личности адвоката Ратмира Жилокова. Однако есть материалы, свидетельствующие о том, что личность Жилокова была известна сотрудникам полиции на момент его задержания.

Таким образом, следствие в ответ на очевидные факты пытается обосновать незаконность действий адвокатов, что их правильно не пускали в отдел полиции. На самом деле никаких оснований для недопуска адвокатов не было, они имели бесспорное право, которое продиктовано Конституцией – право на оказание квалифицированной юридической помощи. «К сожалению, следователи СК, видимо, воспринимают эту ситуацию как противостояние между адвокатами и сотрудниками полиции, но на самом деле это – миф и его необходимо развенчать, – отметил Нвер Гаспарян. – История этих взаимоотношений показывает, что в последние годы адвокаты оказывают юридическую помощь тысячам сотрудников полиции. После возбуждения уголовных дел в отношении полицейских только адвокаты остаются с ними до конца. Может быть, эта ошибочная установка мешает следствию вынести законное и обоснованное решение?»

Советник ФПА РФ подчеркнул, что красной нитью по делу Дианы Ципиновой проходит конституционное право на обеспечение квалифицированной юридической помощью. Если его проигнорировать, то негативный опыт, который продемонстрировали самым бесцеремонным, циничным и дерзким образом сотрудники Урванского РОВД, может быть притягательным в дальнейшем. «Если в данной ситуации причинен средний вред здоровью женщине-адвокату, и мы ничего не можем доказать, а лица, причинившие вред, не наказаны, завтра не исключено, что адвоката, который пытается совершенно правомерно зайти в отдел полиции для осуществления своих профессиональных обязанностей, просто пристрелят, а свои действия обоснуют покушением на режимный объект», – предупредил он.

Нвер Гаспарян выразил благодарность руководству ФПА РФ за внимание к этому делу, которое носит прецедентный характер. «Собственными силами доказать незаконность действий сотрудников полиции мы не можем, к сожалению. Хотя в конкретных тактических ситуациях мы много побед одержали по этому делу – не менее пяти постановлений было вынесено в судах в порядке ст. 125 УПК РФ, подтверждающих незаконность действий следствия. Однако самый важный стратегический момент, связанный с необходимостью прекращения уголовного дела, игнорируется по формальным основаниям. Закон и правда на нашей стороне. В данном случае внимание гражданского общества, адвокатского и научного сообщества крайне необходимо, поскольку мнение таких влиятельных организаций СК не может игнорировать. Если сегодня кому-то безразлично, то завтра то же самое может произойти и с ним, а этого нельзя допустить», – заключил Нвер Гаспарян.

* * *

Научные аргументы

По мнению заведующей кафедрой уголовно-процессуального права Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА) Лидии Воскобитовой, в данном случае уголовно-процессуальные права не просто нарушены, они попраны. Когда в здание полиции не пускают адвокатов для осуществления профессиональных обязанностей, даже если они эмоционально перевозбуждены, с этого момента начинается беззаконие. Как минимум с адвокатом нужно поговорить, если по каким-то причинам (например, следователь допрашивает задержанного) он не может пока встретиться с подзащитным.

«Начальнику Урванского РОВД следовало бы как минимум снять скандал, который начинал разгораться, пригласить адвокатов в свой кабинет и спокойно во всем разобраться. Это правовое профессиональное поведение. Вместо этого полная безнаказанность и беззаконие – вышвырнули адвоката за дверь. Что за поведение офицера, возглавляющего правоохранительный орган? У нас настолько сместились ценности, сдвинулось правосознание, что мы перестаем рефлексировать, где право, а где бесправие? – задалась вопросом Лидия Воскобитова. – Я совершенно согласна с тревогой, которую высказал Евгений Васильевич Семеняко, если такие беззакония оставлять без реакции, они будут только нарастать. Все больше мы склоняемся к методам полицейского государства вместо того, чтобы выполнять требования Конституции, что права человека – это высшая ценность, а обязанность государства – обеспечивать защиту этих прав».

* * *

Член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, советник ФПА РФ Игорь Пастухов считает, что в деле Дианы Ципиновой возник вопрос о соотношении двух прав: права на обеспечение безопасности со стороны органа полиции и права на квалифицированную юридическую помощь. По его мнению, с точки зрения конституционного права нет сомнений, что право на квалифицированную юридическую помощь является приоритетным.

Игорь Пастухов обратил внимание на отсутствие законных оснований нахождения в полиции задержанного сотрудниками межмуниципального отдела МВД России «Урванский» адвоката Ратмира Жилокова, поскольку истек срок задержания его по административному правонарушению, а задержанным по уголовному делу он не являлся. Таким образом, основанием развития конфликта явилось нарушение закона самими сотрудниками полиции.

Спикер отметил, что единственное, на чем основывается обвинение, – то, что адвокаты нарушили порядок доступа в отделение полиции, в котором, по утверждению сотрудников полиции, находится секретное отделение МВД и здание является режимным. Однако, подчеркнул Игорь Пастухов, само по себе установление правил, которые не обеспечивают доступ адвокатов к задержанным, противоречит закону. В связи с этим необходимо было ставить вопрос о неправомерности действий полицейских по ограничению входа в здание полиции защитникам без согласия руководителя. Ставить вопрос о входе защитника в здание полиции в зависимость от усмотрения должностного лица полиции – путь к злоупотреблению и произволу, уверен Игорь Пастухов.

С позиции оппонентов

Председатель КА «Яртых и партнеры», первый вице-президент ФСАР, доктор юридических наук, профессор МГЮА Игорь Яртых заявил, что КБР относится к регионам Северного Кавказа, где имеются специфические особенности, связанные с борьбой с терроризмом. Поскольку в отделениях полиции действует специальный пропускной режим, сотрудники полиции действовали так, как умели, в соответствии с теми документами, которые у них имелись. Правовую оценку их действиям может дать только суд.

Как полагает Игорь Яртых, действия Дианы Ципиновой и других адвокатов, вместе с ней пытавшихся попасть на территорию отделения полиции, носили агрессивный характер. Кроме того, у них отсутствовали законные основания для проникновения в отделение полиции, поскольку с задержанным адвокатом Ратмиром Жилоковым не было заключено соглашение об оказании юридической помощи. Игорь Яртых отметил, что следует разделять право на защиту у задержанного, которое возникает сразу после задержания, и право защищать у адвоката, которое возникает с момента заключения соглашения об оказании юридической помощи или с момента назначения в качестве защитника. Он также подчеркнул, что для вступления Дианы Ципиновой и других адвокатов в дело должно было иметься заявление задержанного адвоката Жилокова о необходимости назначения ему защиты.

Игорь Яртых не согласился с позицией Михаила Толчеева, что отношения адвоката со стороной обвинения носят характер управляемого конфликта. По его мнению, адвокат, выступая в защиту интересов задержанного или подозреваемого, не должен создавать конфликт, а должен обеспечить сбор доказательств только законными способами, выбирать такие способы и методы, которые не повредят его репутации и будут способствовать защите.

* * *

Возражения адвокатов

Несогласие с позицией Игоря Яртыха выразил советник ФПА РФ Нвер Гаспарян. Он информировал, что адвокат Ратмир Жилоков был задержан не в связи с административным правонарушением, а в связи с якобы примененным насилием в отношении сотрудников полиции, о чем был составлен рапорт сотрудниками полиции. С момента его задержания сотрудники полиции начали собирать доказательства, уличающие его в совершении данного преступления. Нвер Гаспарян напомнил о позиции КС РФ, согласно которой необходимо учитывать фактическое положение задержанного лица, а не формально юридическое. Он подчеркнул, что адвокат Жилоков был фактически лишен свободы. С момента, когда было затронуто его конституционное право на неприкосновенность личности, он имел право на получение квалифицированной юридической помощи. Как сообщил Нвер Гаспарян, есть многочисленная практика ЕСПЧ, согласно которой лицо, задержанное даже за административное правонарушение, лишенное свободы, по своему правовому статусу приравнивается к лицу, задержанному за совершение преступления. Таким образом, адвокаты имели право на встречу со своим доверителем. Если нет процессуальной связи между адвокатами и доверителями, как может выполняться конституционное предназначение адвокатов?

Нвер Гаспарян поддержал точку зрения Михаила Толчеева об управляемом конфликте и добавил, что управляемый конфликт является реализацией конституционного принципа состязательности сторон. Он также напомнил, что согласно позиции КС РФ принцип состязательности действует и на стадии досудебного производства.

* * *

По словам адвоката МКА «Адвокатское партнерство», кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовно-процессуального права МГЮА Анны Паничевой, ничто не освобождает сотрудников полиции от обязанности знать базовые правовые нормы. Она также обратила внимание, что распространено ошибочное мнение полицейских, что любое их требование законно, и если кто-то не подчиняется их требованиям, даже абсурдным, то нарушает закон. Спикер напомнила, что каждый человек имеет право на защиту своих прав и свобод со стороны государства.

Анна Паничева отметила своевременность и правильность реакции на произошедшее со стороны Федеральной палаты адвокатов, а также высоко оценила защиту Дианы Ципиновой. По ее мнению, задача адвокатского сообщества – принять серьезные меры, включая широкое общественное обсуждение с участием Общественной палаты, подготовку материалов для направления в вышестоящие органы.

* * *

О типичной реакции правоохранителей

Профессор кафедры уголовного процесса и криминалистики Юридического факультета Бурятского государственного университета имени Доржи Банзарова, доктор юридических наук Юрий Гармаев вслед за другими участниками конференции назвал блестящей работу адвокатов-защитников по делу Дианы Ципиновой. Также он высоко оценил выступление Нвера Гаспаряна и поддержал высказанные им позиции.

По мнению Юрия Гармаева, в действиях Дианы Ципиновой отсутствует состав преступления. В то же время есть серьезные сомнения в обоснованности прекращения уголовного дела в отношении сотрудников полиции УВД «Урванский». Он отметил, что действия сотрудников полиции и возбуждение уголовного дела в отношении адвоката – типичная реакция правоохранителей. По словам Юрия Гармаева, эта практика до сих пор присутствует в отдельных регионах. При этом Юрий Гармаев не согласился с тем, что данный пример демонстрирует отказ от правового государства и игнорирование адвокатуры.

Он высоко оценил организованность и сплоченность адвокатского сообщества, которое защищает права своих представителей. По мнению Юрия Гармаева, сам факт проявления такой корпоративной солидарности говорит о здоровых тенденциях в адвокатуре РФ.

* * *

Соглашение не обязательно

Советник ФПА РФ, член НКС ФПА РФ Евгений Рубинштейн подчеркнул, что уголовно-процессуальный закон предусматривает состязательную процедуру, в которую уже заложен конфликт сторон. Однако нельзя переводить процессуальный конфликт в межличностный. Его необходимо разрешать нормами права.

Относительно высказанной Игорем Яртыхом точки зрения о необходимости наличия у адвокатов соглашения об оказании юридической помощи Евгений Рубинштейн пояснил, что в полномочия сотрудников правоохранительных органов не входит проверка наличия оснований вступления адвокатов в уголовное дело. Евгений Рубинштейн также заметил, что не требуется заявления обвиняемого о том, что ему нужна защита. Если толковать процессуальный закон таким образом, то защитников вообще не будет, подчеркнул эксперт.

* * *

Практические предложения

Профессор кафедры уголовного права МГЮА, доктор юридических наук Александр Чучаев внес ряд практических предложений по итогам обсуждения.

По его мнению, необходимо принять резолюцию конференции, в которой указать аспекты, необходимые для того, чтобы поставить в известность органы прокуратуры и Следственный комитет, обратиться в Администрацию Президента РФ. Кроме того, полагает Александр Чучаев, необходимо обратиться в федеральные СМИ для привлечения внимания к делу Дианы Ципиновой, которое, хотя и представляет собой частный случай, в то же время отражает все проблемы взаимоотношений адвокатуры с правоохранительными органами.

Профессор кафедры административного права и процесса МГЮА Сергей Старостин не согласился с Юрием Гармаевым в том, что дело Дианы Ципиновой является типичным. По его мнению, типичными подобные дела были 20–30 лет назад. Он не согласился и с точкой зрения Михаила Толчеева о наличии системного кризиса правоохранительной системы и об управляемом конфликте как сути взаимодействия защиты и обвинения. При этом Сергей Старостин оценил действия руководителя и сотрудников отдела полиции как абсолютно непрофессиональные, нарушившие не только закон, но и ведомственные акты, а также нормы профессиональной этики. Он заявил о намерении довести до сведения руководителей Общественного совета МВД РФ, членом которого он является, информацию о деле Дианы Ципиновой.

Вице-президент ФПА РФ, президент ФСАР, президент Международного Союза (Содружества) адвокатов, президент АП Московской области Алексей Галоганов, напротив, счел дело Дианы Ципиновой типичным, поскольку отношение сотрудников правоохранительных органов к адвокатам давно является враждебным. По его мнению, необходимо назначить слушания по делу Дианы Ципиновой в Общественной палате РФ. Как полагает Алексей Галоганов, эта ситуация должна быть на контроле не только у адвокатов, но и у гражданского общества, поскольку адвокатура – первый институт гражданского общества.

Заведующая кафедрой уголовно-процессуального права МГЮА Лидия Воскобитова согласилась с точкой зрения об отсутствии состава преступления в действиях адвоката и наличии оснований для возбуждения уголовного дела в действиях сотрудников полиции. «К сожалению, подобные случаи становятся настолько распространенными, что мы перестаем им удивляться. Типично или нетипично – я бы ставила вопрос не так, а скорее, тревожно – даже если один случай», – сказала она.

Лидия Воскобитова выразила уверенность в том, что если не довести такие случаи до широкого обсуждения, то они будут повторяться. По ее мнению, первая задача – добиться передачи расследования дела в другой нейтральный регион или в центральный аппарат СК РФ и обеспечить объективность расследования и судебного разбирательства.

Она поддержала предложение Александра Чучаева о подготовке резолюции по итогам конференции и обращении в центральные СМИ, а также предложила обратиться в международные организации, «чтобы адвокатуру не поставили на колени».

* * *

Адвокат Диана Ципинова, говоря о природе конфликта, подчеркнула, что инициаторами конфликта были руководитель подразделения и его заместители. Что касается якобы нарушенного адвокатами порядка допуска в здание УВД, то он установлен не федеральным законом, а ведомственным актом, с которым адвокатов не знакомили.

Диана Ципинова обратила внимание, что, несмотря на причинение ей вреда здоровью средней тяжести, следователь охарактеризовал такое поведение сотрудников полиции как «адекватное применение физической силы» и «тактичное оттеснение».

Она особо отметила, что адвокат Ратмир Жилоков – специальный субъект, и его присутствие в здании отдела полиции было недопустимо без следователя СК, прокурора и адвоката. Диана Ципинова информировала, что к моменту прибытия в отделение полиции уже имела на руках соглашение об оказании юридической помощи.

* * *

Вердикт судьи

Судья Конституционного Суда РФ в отставке Тамара Морщакова поддержала Лидию Воскобитову и других выступавших, кто от анализа ситуации в КБР перешел к формулированию дальнейшей внешней позиции адвокатуры. «Боюсь, что в конкретном ужасном случае мы не должны забывать не только о защите прав человека-адвоката, но и об общих вещах, таких как системный кризис правоохранительной системы», – заметила она.

Говоря о том, что в обсуждаемом случае адвокаты хотели помочь одному задержанному, но им помешали, Тамара Морщакова обобщила проблему и напомнила, что именно на государстве лежит обязанность обеспечивать регулирование нормальной деятельности адвокатуры как института гражданского общества, которому государство передает свои публичные функции и потому должно гарантировать их выполнение. Однако государство этой обязанности не выполняет. В частности, до сих пор не приняты предложения научного сообщества и самой адвокатуры о недопустимости воспрепятствовании профессиональной деятельности адвоката.

Она назвала «вмешательством в дикой, варварской форме» возбуждение уголовного дела против неугодного адвоката, который «беспокоит» отдел полиции. По мнению Тамары Морщаковой, уголовный закон, по которому возбуждено дело против Дианы Ципиновой, «не имеет права на существование». Причем дело возбуждено по одной сомнительной норме, а их там, как выразилась судья КС, «масса».

«Такой уголовный закон разрушает все наши стремления к установлению правового государства», – заявила Тамара Морщакова.

Что касается правоприменения, то здесь налицо грубое нарушение, ведь «если законодатель не разрешил ограничивать права адвоката, никакой чин полиции не вправе это сделать». Тамара Морщакова призвала адвокатов прибегнуть к коллективным акциям, выражающимся в массовых обращениях в различные государственные органы в защиту своих коллег.

* * *

Прагматичная позиция мэтра

Вице-президент ФПА РФ Генри Резник занял сугубо прагматичную адвокатскую позицию и, в отличие от большинства выступавших, попытался разделить две проблемы: обсуждение вопроса верховенства права в целом и ситуация в отделе полиции КБР – в частности.

Что касается преследования конкретного человека – Дианы Ципиновой, то как ее консультант, хорошо знающий это дело, Генри Резник выразил некоторое недоумение тем, что на конференции основное внимание уделено вопросам о праве доступа адвоката к доверителю, хотя это право очень четко определено в ст. 48 Конституции РФ. Причем, как подчеркнул спикер, право на юридическую помощь не может быть ограничено даже в условиях чрезвычайного положения.

В большинстве случаев у адвокатов нет проблем в получении свидания с доверителем. Конфликт же, по словам Генри Резника, возникает тогда, когда оголтело обвинительный настрой следствия нарушает принципы объективности и всесторонности рассмотрения дела, когда адвокату чинят препятствия по надуманным основаниям, ссылаясь, например, на отсутствие соглашения с задержанным.

Вице-президент ФПА РФ напомнил, что соглашение должно быть, но оно может быть заключено кем угодно, причем к моменту первого свидания оно не обязательно должно быть оформлено письменно. Поэтому в данном случае попытка найти в отсутствии соглашения основание для ограничения права на оказание правовой помощи несостоятельна.

При обсуждении конфликта в отделе полиции КБР акцент был сделан на том, правильно ли Диану Ципинову не допустили к подзащитному. Однако адвокату предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 318 УК РФ «Применение насилия в отношении представителя власти», а на самом деле речь идет о сопротивлении незаконным действиям сотрудников полиции, которое является предметом расследования и может быть квалифицировано как необходимая оборона.

Позицию защиты Генри Резник назвал совершенно обоснованной и наиболее пригодной для суда присяжных. Но в профессиональных судах будут рассматриваться детали. И, как обычно бывает при рассмотрении вопросов необходимой обороны, появится почва для субъективизма.

Вице-президент ФПА РФ повторил, что считает обвинение, предъявленное коллеге, неосновательным, но осознает сложности противостояния обвинению, которое будет ссылаться на уголовный закон, спрямляющий ряд сложных поворотов. Он отказался озвучивать предложения, которые могут усилить позицию защиты, но заверил, что такие ресурсы имеются.

* * *

Подведение итогов

Завершая дискуссию, Михаил Толчеев поблагодарил участников конференции за высказанные позиции и выразил сожаление, что не удалось выслушать всех желающих выступить.

Он назвал очень важной проведенную дискуссию, приведя слова Тамары Морщаковой о системности кризиса, и отметил, что «конфликт – это не война, а способ взаимодействия, столкновение точек зрения. Конфликт – способ организации социальных систем, для юристов – состязательность, а в быту говорят, что в споре рождается истина».

Мы должны управлять конфликтами, чтобы они не стали неуправляемыми, резюмировал Михаил Толчеев. Он обратил внимание на то, что защитникам противостоят люди, которые имеют оружие, власть и спецсредства, а за спиной адвоката только закон. И если закон не является наиболее действенным инструментом, функция защиты становится декоративной.

«Когда система решает свои проблемы нападением на адвоката, ей не нужна огласка. Затягивание этого процесса рассчитано на затихание градуса общественного мнения, но наша позиция и эмоции по этому вопросу очень сильны, и мы будем продолжать их высказывать», – заверил он.

Запись конференции можно посмотреть здесь.

Анна Стороженко, Светлана Рогоцкая, Константин Катанян


Контакты

180000, г. Псков, Комиссаровский пер., 2

(8112) 66-94-56

advokatypskov@gmail.com

Подписаться на новости

Подписаться на новости ФПА РФ могут только зарегистрированные пользователи

Обратная связь